«Весенний ливень»: могла ли Украина удержать Крым?

Источник:  flot2017.com  /  10:20, 21 Января 2021

Ни у кого не вызывает сомнения, что операция по захвату Крыма готовилась Россией как минимум с 1994 года, причем сюда стоит отнести и события вокруг острова Тузла 2003 года

Оккупация Российской Федерацией полуострова Крым в феврале — марте 2014 года до сих пор вызывает массу вопросов. И самый главный из них – могли ли наши вооруженные силы реально что-то противопоставить коварному врагу, который действовал гибридными методами. «Флот -2017» попытался разобраться в этом вопросе.

Крым, февраль 2014 года

Ни у кого не вызывает сомнения, что операция по захвату Крыма готовилась Россией как минимум с 1994 года, причем сюда стоит отнести и события вокруг острова Тузла 2003 года. Начало силового захвата Россией полуострова, как правило, датируют 4 февраля 2014 года, когда Верховный Совет АРК неожиданно для всех — даже для президента Виктора Януковича — принял сразу несколько постановлений откровенно сепаратистского характера, причем дошло даже до обращения к Путину за защитой.

В ответ через четыре дня (8 февраля) Центральное управление СБУ открыло против крымских депутатов уголовное дело по ст. 110 УК Украины «Посягательство на территориальную целостность Украины». Открыть-то открыли, но передали его расследовать… крымскому управлению.

На этом фоне довольно интересно выглядит переброска 14 февраля на полигоны Крыма разведывательно-десантной роты 25-й воздушно-десантной бригады на БМД-2 (80 человек) под командованием заместителя командира бригады полковника Николая Паласа. Формально это было плановое мероприятие, в рамках отработки взаимодействия с 36-й бригадой береговой обороны. Однако некоторые СМИ «по горячим следам» поспешили заявить, что днепропетровские десантники были отправлены для ареста крымских «сепаратистов». Понятно, что официально эту информацию никто не подтверждать, ни опровергать не станет, тем более сейчас.

С 19 по 21 февраля главный проводник «русского мира» в Крыму — председатель Верховного Совета АРК Владимир Константинов — находился в Москве, где получал последние инструкции от кураторов. Именно в Российской Федерации он 20 февраля впервые публично заявил о возможном выходе Автономной Республики Крым из состава Украины.

Произошло это на фоне просто катастрофической ситуации в Киеве. 20-22 февраля Украина фактически была обезглавлена. Только 22 февраля Александр Турчинов был назначен на должность и. о. президента, но с крайне ограниченными полномочиями. Формальные лидеры Майдана в это время делили в Киеве портфели, Арсен Аваков и Валентин Наливайченко в Крыму гонялись за беглым Януковичем. Тут же находился Порошенко и целый ряд депутатов Верховной Рады, который пытались хоть как-то остановить сепаратистский шабаш.

Именно после 22 февраля информация о ситуации на полуострове по линии местных управлений СБУ и МВД фактически перестала поступать в Киев – они полностью перешли под контроль россиян.

Российские «зеленый человечки» на улицах крымских городов

… и незаконная «самооборона Крыма»

Что касается вооруженных сил, то следует сказать, что после нескольких этапов реформирования вся группировка ВСУ в Крыму формально подчинялась командованию флота. Которого фактически не существовало — 19 февраля Янукович, пытаясь как-то спасти свою власть, назначил командующего ВМСУ адмирала Юрия Ильина начальником Генштаба ВСУ. Вместо него врио командующего стал вице-адмирал Сергей Елисеев. Который сразу заявил о том, что отказывается выполнять приказы из Киева, формально написал рапорт об увольнении в запас и… лег в больницу. Забегая вперед, скажем, что после захвата Крыма он перешёл на службу в ВМФ России, где получил должность заместителя командующего Балтийским флотом. Ситуация усугублялась тем, что Киев просто не знал, что делать и Ильин официально был снят с должности только 28 февраля – кто осуществлял управление войсками в период с 19 по 28-е число совершенно непонятно.

Видимо, имея самые точные разведывательные данные россияне решили действовать — 24 февраля российские морские пехотинцы заблокировали бронетехникой въезды и выезды из Севастополя.

В этот же день руководитель севастопольского управления СБУ Петр Зима отказался выполнять приказы из Киева. Его примеру последовали и руководители крымского управления СБУ. Кстати, Зима позже курировал создание так называемого «Министерства государственной безопасности ДНР».

25 февраля состоялось первое заседание СНБО под руководством и.о. президента Турчинова, на котором он отдал первые конкретные приказы спецподразделению СБУ «Альфа». Но киевского отряда фактически не существовало — он был разоружен, ожидая расследования по событиям на Майдане еще 20 февраля. Новому главе СБУ Наливайченко удалось сформировать несколько сводных групп, которые смогли провести в марте несколько довольно успешных операций в Крыму — в том числе вывод на территорию материковой Украины Любомира Гузара, захват в плен и доставку в Киев российского полковника ГРУ Нефедова, которого потом обменяли на захваченного русскими командующего ВМСУ Гайдука, спасение целого ряда документов государственной важности и т. д.

26 февраля под стенами Верховного Совета АРК прошло два митинга — один пророссийский, другой проукраинский, преимущественно с участием крымских татар. Тогда же произошли первые столкновения — погибли два человека (мужчина умер от сердечного приступа, женщину затоптала толпа).

Собственно, последний акт крымской трагедии начинается 27 февраля, когда в 04:00 100 бойцов российского спецназа без сопротивления захватывают здание Верховного Совета АРК. Прямой приказ из Киева очистить здание от захватчиков был проигнорирован командованием как спецназа СБУ «Альфа», так и милицейским «Беркутом». Мало того, рота севастопольского «Беркута» по команде из Москвы была переброшена на административную границу АРК с Херсонской областью, где стала оборудовать блокпосты.

Предатели — крымский «Беркут»

В этих условиях была предпринята и безуспешная попытка Киева обратиться за помощью к крымским татарам для блокирования здания Верховного Совета. Позже их лидер Рефат Чубаров заявлял, что не рискнул выводить людей, чтобы не допустить жертв. Однако, по неофициальным данным, после митинга 26 февраля в Крым прибыли эмиссары Кадырова. О чем они разговаривали со старейшинами татар, доподлинно неизвестно, однако нельзя не отметить, что после этого разговора активность Меджлиса на всех уровнях упала почти до нуля…

План «Б»

27 февраля и.о. министра обороны Украины был назначен Игорь Тенюх и секретарем СНБО Андрей Парубий. 28 февраля россияне захватывают аэропорт Симферополь и аэродром Бельбек. Начальником Генштаба ВСУ назначается Михаил Куцин. Его заместителем остается Виктор Муженко, первым заместителем становится Геннадий Воробьев.

В этот же день, по словам генерала Муженко и заместителя начальника оперативного отдела генерала Виктора Назарова, начинается планирование превентивных действий, которые имели две основные цели: обеспечение контроля над степным Крымом (в основном лояльным к украинской власти, так как там преимущественно проживали крымские татары) и отрезание россиян от паромной переправы и блокировка их в южной части полуострова. По замыслам военных, проведение такой локальной операции, которая получила кодовое название «Весенний ливень», дало бы возможность сорвать оккупацию полуострова россиянами и погасить сепаратистское движение.

Планировалось перехватить перешеек между самим Крымом и Керченским полуостровом силами батальонной тактической группы 79-й аэромобильной бригады. Предполагалось задействовать на этом направлении также 1-й батальон морской пехоты из Феодосии (по списку — 600 военнослужащих) и вывести туда же 501-й батальон (308 человек), который дислоцировался в Керчи.

Батальонную тактическую группу 95-й аэромобильной бригады предполагалось перебросить самолетами на аэродром Джанкой, а такую же БТГр 79-й вертолетами на аэродром Кировский. Еще один батальон десантников должен был зайти по суше через Арабатскую стрелку.

На 36-ю бригаду береговой обороны вместе с разведротой 25-й отдельной воздушно-десантной бригады возлагалась задача недопущения россиян на север Крыма. Планировалось силами танкового и механизированного батальона перекрыть шоссе Севастополь-Симферополь, а горно-пехотного батальона — трассу Ялта-Симферополь на Ангарском перевале. Начальником Генерального штаба даже были подписаны соответствующие директивы и началось наращивание сил и средств.

При этом Генштаб, находясь в Киеве, совершенно не понимал крымские реалии. Так, в 36-й бригаде боеготовыми были только 10 БМП и 3 танка. Мало того, те же «днепропетровцы» просто морально были не готовы воевать с российскими «коллегами» и предпочитали делать милые «семейные» фотографии с «братьями по берету». Уже в апреле в Краматорске и Славянске эти иллюзии рассеются, однако на тот момент это было именно так.

В ночь с 28 февраля на 1 марта происходит знаменитое заседание СНБО, на котором Юлия Тимошенко призывает «не выводить танки из боксов и не поднимать оружие, быть голубями мира», а за введение военного положения голосует только Турчинов. При этом министр обороны Тенюх и глава СБУ Наливайченко говорят о том, что положение с армией и силовыми органами критическое — фактически относительно быстро можно было задействовать лишь до 5 тыс. военнослужащих, прежде всего это аэромобильные части. Тут же была озвучена настоятельная просьба западных союзников (прежде всего США и Германии) не оказывать вооруженного сопротивления.

Днепропетровские десантники вначале не хотели воевать с российскими «коллегами»

Поэтому решение СНБО было половинчатым: армию привести в полную боевую готовность, однако сконцентрироваться на защите перешейка и киевского направления. Отдельным пунктом было выписано требование к командованию военных частей в Крыму в случае попыток их захвата применять оружие согласно уставу. Однако это была лишь декларация.

Это решение СНБО поставило крест на проведении операции «Весенний ливень». Два Ил-76, на которые на аэродроме в Озерном были загружены 500 десантников, развернули прямо в воздухе развернули на аэродром Кульбакино. Мало того, начальник Генерального штаба свою директиву отменил.

Россияне же отреагировали весьма резво — уже утром 1 марта ими был взят под контроль аэродром Кировский. А ближе к вечеру Государственная дума дала разрешение на ввод войск в Украину. По официальным и неофициальным каналам всем веткам украинской власти пришла информация, что намерения России серьезны и что в случае продолжения операции по аэродромам сосредоточения десанта будет нанесен ракетно-бомбовый удар.

Финал

1 марта управление войсками в Крыму было потеряно окончательно — командующим ВМСУ был назначен адмирал Березовский, который отдал заведомо предательские приказы: всем кораблям флота вернуться в места дислокации, подразделениям 36-й бригады вернуться с Ангарского полигона в пункт постоянной дислокации.

Бойцы 36-й бригады береговой обороны ВСУ, 2 марта 2014 года

На следующий день Березовский заявил, что отказывается выполнять «преступные приказы» из Киева, отменил тревогу, приказал сдать оружие в хранилища и перешел на сторону «крымской власти».

В Киеве в этот раз отреагировали мгновенно — новым командующим ВМСУ был назначен Сергей Гайдук, однако это уже ни на что не влияло. Россияне смогли перебросить достаточное количество вооруженных формирований и начать плотную блокаду кораблей и воинских частей на территории полуострова.

2 марта российская армия, не таясь, начала переброску своих подразделений по воздуху — транспортными самолетами и вертолетами.

На тот момент еще функционировали многочисленные средства обнаружения, и командующий Воздушными Силами Юрий Байдак получал сведения о многочисленных воздушных целях, которые не подчинялись приказам украинской ПВО. Он попытался дозвониться до министра обороны или начальника Генерального штаба, которые, однако были вне доступа. Официально — «на совещании у Турчинова».

Есть такая полуофициальная информация о том, что заместитель Начальника ГШ Виктор Муженко на свой страх и риск отдал приказ сбивать россиян. Однако Байдак заявил, что тот не имеет полномочий отдавать такие приказы, а сам выполнять их не будет.

Интересно, что в тот день один случай перехвата российского Ил-76 парой наших истребителей Су-27 все-таки имел место. До сих пор неизвестные летчики 831-й бригады тактической авиации перехватили «транспортник» над Черным морем, однако, не имея приказа на применение оружия, исключительно маневрами заставили российский экипаж изменить курс, и тот повернул обратно, не долетев до Крыма. Кстати, этот эпизод потом вошел отдельным сюжетом в российский пропагандистский фильм «Крым».

Фактически 2 марта сопротивление нашей группировки в Крыму было завершено. Последними из Крыма 23 марта вышли десантники 25-й бригады – причем это были единственные украинские военные, вышедшие с оружием и техникой.

Дальнейшие действия по наращиванию сил ВСУ на южном направлении для недопущения агрессии РФ в глубь территории Украины проходили уже официально в рамках учений под тем же названием — «Весенний ливень».

Михаил Жирохов

Наверх