Женщины на войне: слово нашим хрупким, но мужественным девушкам

Источник:  sprotyv.info  /  11:20, 19 Июля 2018

Что приходит на ум в экстремальных ситуациях на передовой?

«Народная армия» продолжает собирать воспоминания об экстремальных ситуациях в жизни военнослужащих. На этот раз - слово нашим хрупким, но мужественным девушкам.

Лариса Гайдаш, «Лиса», командир миномета:

«Марьинка, август 2016-го, после полудня.

- Ребята - на укрепление инженерных сооружений. «Лиса»! Ты со своими - на прикрытии. Сегодня как никогда обнаглел снайпер. При необходимости меняйте позицию. Только старайтесь не ломать ветви. И помните, если падает в 150 метрах от вас, то наверняка не попадет, - седовласый командир улыбнулся и вышел из «штаба».

А я, смутилась и растерянная, стою и думаю: «Это же первая задача в роли наводчика миномета. Хотя бы не ошибиться »...

Перебежками направляемся к подготовленной позиции. Кое-где рост не позволяет согнуться еще ниже, но делаем все на грани возможного. И, наверное, издалека это выглядит как поход карликов, но мы на это не обращаем внимания. Поднимешь голову - и все ...

Закрепились. «Беглый - 10. Огонь!» - «Огонь. Принято». Хотя бы не ошибиться. Так, расстояние до врага – 300 метров. Недалеко. Слышно, как они там что-то гнусавят. «Выстрел» - первые мины аккуратно легли по снайперским засадам врага. В воздухе запахло порохом. Именно запахло. Через несколько минут над головами пролетают гранаты с АГС. Мы изо всех сил вжимаемся в землю. Ждем мощную реакцию. «А она не заставила себя ждать. Он уже свистят снаряды с САУ», - только успела подумать, как в нескольких сотнях метров от нас земля, нашпигованная осколками, разлетается по сторонам. Рядом не успел спрятаться автомобиль. Без колес теперь... На самих дисках.

«Как ребята там восстанавливают окоп? Головы же нельзя поднять»- подумалось.

Солнце печет нещадно. Каска и броник за несколько часов успели пропитаться потом. Уже и портупея мокрая. О воде даже думать некогда. «Беглый - 10. Огонь!» - «Огонь. Принято». Спокойно привожу на цель. «Выстрел» - еще отзывается в ушах, но мина уже успевает уничтожить еще одну позицию.

Восемь непрерывных часов боя прошли без потерь с нашей стороны, чего нельзя сказать о противнике. Как результат - 60 мин 82-го калибра сильно разорвали позиции противника. Устало собираем провиант и медленно сунем «домой». Месяц освещает путь, а в воздухе - запах очага: вдали догорает участок степи, куда попал вражеский 152-й ...

«Надо набрать сестру, волнуется», - напоминаю себе.

«Как ты там? Как первые дни? Страшно?»-«Ира! Что для тебя счастье?»-«Хм ... Счастье у каждого свое. Бесконечная куча вкусностей, сладостей...»-«Да нет. Счастье - это когда после напряженного боя слышишь в рации: «Отбой. Отдыхаем. Наблюдаем», идешь в свою «избушку» и наконец снимаешь берцы. Даже не броник, а именно обувь. Вот, Ира, мое счастье!».

«Милка», снайпер:

«Металлист, июнь 2014-го.

День жаркий. Солнце в зените. На мне, кроме формы и оружия, - куча разного, но нужного обмундирования. Ты не просто планируешь взять что-то с собой, а только проснулся в четыре-шесть утра, сразу надеваешь все на себя по максимуму: броник, разгрузку с боеприпасами, рюкзак с минимальным запасом вещей и продуктов, удобные берцы. На тебе обязательно должны быть удобные берцы. «В этом всем меня сможет поднять только атлет-тяжеловес», - мысленно улыбаюсь и с товарищами отправляюсь на задание.

Идем по пути к Металлисту. По обе стороны - зеленка. Командир впереди, рядом со мной несколько бойцов.

- Ну, подождите! Всем - тихо. Вы видите? Что это такое? - спросил командир и показал на дорогу. Мы остановились.

На асфальте раз за разом играют миниатюрные «фонтанчики». Вокруг тишина. Только едва слышно «пиу-пиу». Далее, в нескольких десятках метров от нас, стоит скорая помощь. Открытые двери, внутри никого не видно. Подходим ближе. Видим медика, который сидит в кустах. Спрашиваем, что случилось.

- Вы что, не видите? Cнайпер стреляет! Бесстрашные, имеете несколько жизней? - предостерегает он.

Трудно передать скорость, с которой мы влетели в посадку. Обстрел усилился. И для нас началось очень веселое приключение - передвижение зеленкой, дикими зарослями, через колючки. Не думала, что можно так любить свою землю. Никогда не замечала, насколько интересной может быть почва, эти разнообразные букашки в траве, различные растеньица. Тогда это было единственное, что ты можешь видеть, пока над головой свистят пули.

Так, ползком, изучая живность и растительность на земле, мы и добрались до точки сбора.

Командир проинструктировал:

- «Милка» с «Доком»! Надо вернуться и забрать еще одну группу. Идите тем же путем.

Туда мы пришли без происшествий. Забрали бойцов. Возвращаемся. По дороге уже вовсю несутся наши «восьмидесятки». Мы проходим позади них, но сообщить, что это свои, возможности нет: у каждого, как назло, разрядилась рация. В какой-то момент начался полный хаос. «Дорогу хорошо видно из Металлиста. А позади - группа людей, которых надо сохранить. Танк крутит пушкой в ??нашу сторону. Наконец они уже думают, что рядом никого нет ... Увидят - положат сразу. Что-то нужно делать, то сообщить. Но как? »Мысли опережали друг друга.

Вижу, между нами и танками сидит парень в окопе. Подхожу.

-                     Твои? - спрашиваю.

-                     Да, но связи с ними нет. Батарея села.

-                     Ничего не остается: бегу через простреливаемую дорогу: «Мне повезет, не попадет, все будет хорошо». Стучу по брони:

-                     Ребята, у вас нет связи с другими. Не стреляйте! Позади свои идут.

Из люка мелькнуло удивленное лицо, на котором так и читалось: «Как ты незаметно подошла?».

Бежать обратно через дорогу было страшнее. Но адреналин сделал свое. И мы двинулись дальше. В это время танкисты влупили по вражеским позициям. Совсем рядом на высоте 150 метров от земли пролетел наша авиация. Обстреляла укрытие противника, развернулась и полетела обратно. Пока они стреляли, мы успели добраться до своих. Заняли территорию на Металлисте и обустроили блокпост.

«Такое ощущение, что прошла неделя. Но прошло всего лишь несколько часов. Однако каких насыщенных »- подумала я, сняла тяжеленное обмундирование и открыла баночку сардин. Кусок рыбы не лез в горло... Хотелось уже как можно скорее зайти в Луганск... к следующей порции сардин».

Людмила Очеретная, «Ромашка», повар:

«Крымское. Февраль 2017-го.

- Хлооопцы! Обедать! - кричу бойцам и как раз заканчиваю готовить майонез для салата.

В ответ неожиданное:

- Все в укрытие! «Стодвадцатые»!

На полпути к кухне бойцы со всех ног бегут назад, к БМП. «Что за напасть? Только доварилось все», - думаю, а сама быстренько накрываю крышками кастрюли с борщом и пловом. В соседнее здание влетает первый снаряд. Мощный взрыв нас также сильно качнул. С потолка посыпалась штукатурка.

«Хоть бы не попало в кухню. Засыплет осколками, опрокинет все. Опять варить. А бойцы голодные», - думаю и выбегаю из помещения и через несколько метров залетаю в блиндаж. Отовсюду бегут бойцы. Кто-то к нам, командиры, наоборот, в здание - решать относительно огневого ответа.

Все быстренько разместились. Хорошо хоть паникеров нет. «Боже, за 14 лет службы это впервые вовремя не накормила бойцов. И все из-за проклятого обстрела», - мелькнуло в голове. Стрельба понемногу утихает. Ребята один за другим выбегают из блиндажа и вытягивают миномет. «О, сейчас дадут жару» - говорю сама себе.

Некоторое время мы еще сидим в укрытии. Когда же враг успокоился, потихоньку вышли на улицу. Соседний дом стал теперь треугольным. Я изо всех сил побежала в свою кухоньку. Вся посуда покрыта толстенным слоем пыли и штукатурки, но цела и невредима.

«Это же как повезло! Даже не поцарапана» - обрадовалась я. Аккуратно открыла крышку первой кастрюли. Все рецепторы заполнил ароматный борщ. «Даже не успел остыть», - удивилась и вынырнула из помещения: Так что, ребята, обедать?».

Записала Ярослава Зорина, «Народна армія»

Наверх