Прерванный поход: что произошло 25 ноября 2018 года?

Источник:  flot2017.com  /  09:42, 25 Ноября 2020

Стоит вкратце напомнить хронологию событий, предшествовавших морскому бою 25 ноября 2018 года

25 ноября исполняется ровно два года с момента инцидента в Керченском проливе, в результате которого российские военные захватили три корабля украинских ВМС — два бронекатера «Бердянск» и «Никополь», а также рейдовый буксир «Яны Капу». «Флот-2017» анализирует основные события того дня, показавшие не только агрессивную сущность Российской Федерации, но и существенные недостатки в конструкции малых бронированных катеров типа «Гюрза-М», которые принимали участие в боестолкновении с украинской стороны.

Морской бой

Стоит вкратце напомнить хронологию событий, предшествовавших морскому бою 25 ноября 2018 года. Итак, после весны 2014 года, вследствие захвата Крыма, ВМСУ потеряли практически все порты базирования. Немногочисленные оставшиеся корабли были сосредоточены в Одессе. Поэтому усиление корабельной группировки в Черном и Азовском морях, с учетом оккупации боевиками «ЛДНР» части побережья Донецкой области в районе Мариуполя, стало одним из приоритетов командования на последующие несколько лет.

В начале сентября 2018 года сухопутным путем в Бердянск были переброшены два малых бронированных артиллерийских катера типа «Гюрза-М» — P 177 «Кременчуг» и P 178 «Лубны». А 23 сентября через Керченский пролив из Одессы в Бердянск прошел конвой из морского буксира A 830 «Корец» и корабля управления A 500 «Донбасс». Вместе с двумя бронекатерами, они должны были положить начало обустройству украинской военно-морской базы на побережье Азова.

Прохождение украинского конвоя под Керченским мостом 23 сентября 2018 года

Украинские корабли прошли под аркой Крымского моста, причем на всем пути следования они сопровождались кораблями и катерами ЧФ РФ, Береговой охраны Пограничной службы ФСБ России, а также истребителями Су-27 и Су-30СМ. С другой стороны конвой сопровождал самолет-разведчик Boeing RC-135V ВВС США.

По словам россиян, корабли получили разрешение на проход Керченского пролива от «компетентных органов». Если это так, то совершенно непонятно, почему при соблюдении одних и тех же формальностей судьба следующего конвоя оказалась столь драматичной.

Итак, 25 ноября 2018 года из Одессы в Азовское море отправились два малых бронированных артиллерийских катера типа «Гюрза-М» — P175 «Бердянск» и P176 «Никополь», в сопровождении рейдового буксира «Яны Капу». Как и 23 сентября, были выполнены все формальности, предусмотренные международным морским правом. Российская сторона была уведомлена о времени и месте прохода военных кораблей через Керченский пролив.

Однако при подходе к Керченскому мосту, российские сторожевые пограничные катера типа «Соболь», пограничный сторожевой корабль «Дон», катера типа «Мангуст» и малый противолодочный корабль «Суздалец», при поддержке с воздуха предприняли агрессивные действия против украинских кораблей. Тот же «Дон» в 05:15 осуществил таран буксира, в результате тот получил повреждения и потерял ход (был поврежден основной двигатель).

Момент, предшествующий тарану украинского рейдового буксира 25 ноября 2018 года

Два бронекатера встали в прикрытие буксира, однако, по всей видимости, получили четкий приказ «огня не открывать» и поэтому отгоняли противников только маневрированием. В то же время, россияне не были связаны никакими моральными нормами и в 13:12 применили оружие. С воздуха конвой атаковал одиночный истребитель-бомбардировщик Су-30, который выпустил две неуправляемые ракеты, а кроме того в направлении наших кораблей открыли огонь корабли группы блокирования.

Однако, благодаря энергичному маневрированию двух «Гюрз», у россиян стремительного штурма не получилось. К вечеру команды наших кораблей получили приказ отходить в Одессу. И вот уже на отходе в 20:28 украинские катера были атакованы. Был поражен «Бердянск», на его борту появилось двое раненых (одному из военнослужащих оторвало пальцы на руке, другой получил серьезные осколочные ранения ноги). Катера застопорили ход и были захвачены в ходе штурма российским спецназом. Произошло это на расстоянии 23 километров от берега – фактически, в международных водах.

Последствия обстрела катера «Бердянск»

Дальше россияне отбуксировали захваченные суда в оккупированную Керчь, а морякам приписали якобы «нарушение государственной границы РФ» и осудили. Только 7 сентября 2019 года произошел обмен, в результате которого России были отданы боевики, которые были пойманы с оружием на Донбассе и получили различные тюремные сроки по приговору украинских судов. Взамен из российских тюрем вернулись 35 украинцев, в том числе все 24 моряка, из числа экипажей буксира и двух бронекатеров.

17 ноября 2019 года были возвращены и все три судна ВМСУ. Все они были разграблены – сняты даже унитазы и розетки. Россияне изъяли радиооборудование, личное оружие и документы, под тем предлогом, что они якобы фигурируют в уголовном деле, открытом в РФ. Впоследствии оба катера были возвращены в строй ВМСУ. В частности, в конце октября 2020 года стало известно об успешном завершении ремонта катера «Бердянск».

Россияне до сегодняшнего дня твердо уверены, что это именно Украина нарушила  нормы международного морского права и устроила провокацию в территориальных водах России. Вот только о каких территориальных водах России идёт речь, если юридически Крым остается украинской территорией,  а боевые катера ВМСУ  направлялись в Азовское море через Керченский пролив, который, согласно договору между обоими государствами, может свободно использоваться, как Украиной, так и Россией.

Кроме того, как уже говорилось выше, сам захват украинских кораблей прошел в 23 км. от берега, то есть в любом случае за пределами 12-мильной зоны российских территориальных вод.

Именно на этом и настаивает Украина, которая подала иск в Международный трибунал ООН по морскому праву по поводу незаконного захвата трех украинских кораблей и 24 моряков. Суд по этому делу продолжается до сих пор.

«Гюрза» без жала

С другой стороны, события 25 ноября 2018 года в Керченском проливе показали не только агрессивную сущность российского государства – об этом украинцы знали, как минимум, с весны 2014 года – но и существенные недостатки в конструкции малых бронированных катеров типа «Гюрза-М», которые принимали участие в боестолкновении.

На сегодня флотским командованием заявлено, что «Гюрзы» больше покупаться не будут, а флот активно переходит на технику западных образцов. Так, кроме двух уже переданных американских патрульных катеров типа Island, планируется до конца 2021 года передача из США еще трех катеров этого проекта. Кроме того,  из Штатов готовится передача шести катеров класса Mark VI с вооружением, а в СМИ активно обсуждается тема принятия на вооружение британских ракетных катеров.

Тем не менее, на сегодня именно семь «Гюрз» пока составляют основу мощи ВМСУ в прибрежных районах. Причем четыре катера находятся на Азовском море — в порту Бердянск, где уже полным ходом идет создание постоянной военно-морской базы. Именно поэтому стоит сказать о явных недостатках бронированных катеров, которые были выявлены специалистами.

Катер «Никополь» проекта «Гюрза»

Как уже говорилось выше, во время событий 25 ноября 2018 года, удар был нанесен в бронированную рубку, в результате чего одному из моряков оторвало пальцы на руке, другому сильно повредило ногу — осколки вошли в бедро. Это явно свидетельствует о недоработке конструкции и отсутствии противоосколочного подбоя. То есть броня даже если и сдержит снаряд, то все равно экипажу будет нанесен урон, в результате разлета осколков с внутренней стороны.

Также изначально заявлялось, что катера могут выдержать только обстрел из стрелкового оружия, чего явно недостаточно в условиях современной войны и вообще ставит под сомнение их классификацию как «бронированный».

Второй момент – вооружение катеров. Напомним, что его основу составляют два дистанционно управляемых морских модуля БМ-5М.01 «Катран-М», которые, по сути, являются вариантом боевого модуля БМ-3 «Штурм», устанавливаемого на БТР-4. Каждый такой модуль вооружен 30-мм автоматической пушкой ЗТМ-1, 30-мм автоматическим гранатометом КБА-117, 7,62-мм пулеметом КТ, а также парой отечественных ПТРК «Барьер» с лазерной полуактивной системой наведения. И если остальные компоненты худо-бедно, но работают, то вот противотанковый комплекс полноценно не функционирует. С самого начала испытаний говорилось о том, что для использования сухопутного ПТРК в условиях продольной и поперечной морской качки нужны совсем другие подходы.

Момент боестолкновения 25 ноября 2018 года

Еще один крайне важный момент, не позволяющий полностью реализовать хоть какие-то возможности катеров в море – низкая мореходность. Вернее ее полное отсутствие – из-за малого водоизмещения катер может выходить в море при волнах до 4 баллов, а вести прицельный огонь вообще при волнении до 3 баллов.

Понимая это, конструкторы постоянно вносят изменения в конструкцию катеров. Тот ж «Костополь» — единственный из серии, кто получил противодиверсионную гидроакустическую станцию Cerberus Mod 2 производства немецкой компании Atlas Elektronik, по некоторым данным он же получил возможность установки морских мин. При этом нельзя не отметить, что, имея возможности для обнаружения диверсантов, катер не получил никакого противодиверсионного вооружения.

Катера условно второй серии — «Вышгород», «Кременчуг», «Лубны» и «Никополь» — имеют изменения в ходовой части. У них появился другой гребной винт, изменена компоновка машинного отделения. Все это позволило выйти на расчетную максимальную скорость в 25 узлов, которая была недоступна катерам первой серии — «Аккерману» и «Бердянску».

В дальнейшем планируется модернизация всех катеров этого проекта в качестве носителей беспилотного авиационного комплекса F-2M. Судя по всему, будет реализован катапультный запуск с борта катера и парашютная посадка на воду. Однако ныне сам комплекс только проходит государственные испытания, поэтому говорить о конкретных сроках реализации этих планов пока очень рано.

В целом можно говорить о том, что катера типа «Гюрза-М» имеют все очевидные недостатки «москитного флота», главный из которых — малая дальность действия, автономность и мореходность, которые не позволяют им действовать на больших расстояниях от собственной базы, а также в сложных погодных условиях.

Также они имеют крайне ограниченные возможности по защите от авиации и крылатых ракет противника (вся катерная система ПВО — это скромные переносные зенитно-ракетные комплексы), то есть они могут действовать только под надежным прикрытием частей береговой обороны и морской авиации. А и с тем, и с другим у нас пока серьезные проблемы.

С другой стороны, ввод в строй катеров западного производства пока тоже не выглядит серьезной альтернативой для «Гюрзы-М». Несмотря на заявленную универсальность, два полученных «Айленда» сейчас «щеголяют» орудиями «времен Очакова» — 25-мм артиллерийскими установками 2М-3М. Очевидно, что в таком виде они крайне условно усиливают мощь украинского флота.

С большой долей вероятности все может измениться уже в следующем году – ведь следующую партию Island американцы вроде бы как обещают передать с «родным» вооружением. Правда, тут совершенно непонятно, как будет решаться вопрос с «не советскими» калибрами корабельной артиллерии, но время все расставит по своим местам.

Михаил Жирохов

Наверх